Александр Невский. «Солнце Земли русской»

/К 800-летию со дня рождения Александра Невского/ 

В 2021 году Россия торжественно отмечает 800-летие со дня рождения одного из ее самых великих сынов – святого благоверного князя Александра Невского. Выдающийся полководец, государственный деятель, дипломат, человек глубокой веры, он на несколько столетий определил геополитический выбор Руси, способствовал сохранению ее государственности в страшные годы монгольского нашествия.







автор: 
Архимандрит Вениамин 
/Лабутин/


О святом князе написано много серьезных исторических исследований и популярных книг, но споры о масштабе его личности не утихают уже несколько столетий. Сразу же после своей кончины Александр Невский стал почитаться одним из небесных покровителей Великого княжества Владимирского, в 1547 году состоялось его общероссийское церковное прославление. Петр Великий почитал его как славного предшественника в борьбе со шведами и в 1724 году перенес его мощи в Санкт-Петербург в знак благословения своей новой столицы. Во имя святого князя строились храмы и освящались приделы, его имя в крещении носили три российских императора, Н.М. Карамзин и С.М. Соловьев считали его самым выдающимся политиком Древней Руси.
 
Казалось, такая оценка будет незыблема, но грянуло новое Смутное время, началась эпоха исторического беспамятства. В трудах основоположника советской исторической школы М.Н. Покровского в отношении Александра Невского использовали следующие эпитеты: «агент новгородского торгового капитала», «подручный золотоордынских ханов», «предатель русского народа». В эти годы цинично оплевывалось все самое героическое в нашей истории, достаточно привести стихотворение Джека Алтаузена:
Я предлагаю Минина расплавить,
Пожарского. Зачем им пьедестал?
Довольно нам двух лавочников славить,
Их за прилавками Октябрь застал.
Случайно им мы не свернули шею.
Я знаю, это было бы под стать.
Подумаешь, они спасли Расею!
А может, лучше было б не спасать? 
 
Неизвестно, сколько бы продолжалось это странное время, но в Европе уже чувствовалось приближение новой мировой войны. На оплевывании собственных предков невозможно воспитать патриотов, и советское политическое руководство радикально меняет отношение к изучению истории. Бессмертный фильм С. Эйзенштейна, речь Сталина 3 июля 1941 года, учреждение полководческого ордена Александра Невского, казалось бы, поставили точку в этом споре, но с начала 1990-х все стало возвращаться на круги своя. Либеральные историки и недоучившиеся журналисты с пеной у рта вновь обвиняют святого князя в предательстве, насаждении восточного деспотизма, отрыве Руси от Европы. Вновь из нас хотят сделать манкуртов, за чечевичную похлебку отдающих иноземцам свои духовные богатства. Чтобы этого не произошло, мы должны бережно изучать наше историческое наследие.

Постоянное присутствие на богослужениях и размышление над словами Священного Писания вырабатывали у княжича мудрость и снисходительность к людям.
 
Святой Александр Невский родился 13 мая 1221 года в семье князя Переславля-Залесского Ярослава Всеволодовича и его супруги княгини Феодосии Игоревны, был внуком великого князя Владимирского Всеволода Большое Гнездо и правнуком основателя Москвы князя Юрия Долгорукого, по материнской линии происходил из рода рязанских князей. С раннего детства отец наставлял юного княжича в военном деле и в управлении государством, брал с собой в различные походы и объезды княжества, привлекал к участию в совете с боярами. Мать особое внимание уделяла религиозному воспитанию сына, постоянное присутствие на богослужениях и размышление над словами Священного Писания вырабатывали у княжича мудрость и снисходительность к людям; современники в дальнейшем отмечали его глубокое смирение.
Особенно созвучны были ему слова летописца: «О, светло светлая и красно украшенная земля Русская! Многими красотами удивлена ты еси: озерами светлыми, реками многоводными, святыми кладезями местночтимыми, горами крутыми, холмами высокими… городами великими, селами красными, садами обительными, домами церковными, князьями грозными, боярами честными, вельможами гордыми – всего еси исполнена земля Русская, о, правоверная вера христианская!» Александр навсегда полюбил эту землю и не раз был готов отдать за нее свою жизнь.
 
В 1228 году десятилетний отрок вместе со своим старшим братом Феодором был направлен наместником отца в Господин Великий Новгород – торговую столицу Руси. Неплодородна и скудна была эта земля, собственного хлеба новгородцам едва хватало до Рождества Христова, но зато богата пушниной и морским зверем, а еще более – искусными ремесленниками и отважными купцами, вроде легендарного Садко, ходившими далеко за море, чтобы привезти товары из южных и западных стран. Новгородцы контролировали огромную территорию от Балтики до Ледовитого океана и Уральских гор, сам город был украшен величественным Софийским собором и многочисленными каменными церквями, в нем располагались иноземные торговые дворы – немецкий и готский. 
 
В политическом плане Новгород был также весьма необычен. Это была не монархия, как в других землях Древней Руси, а своеобразная феодальная республика, похожая на Венецианскую. Высшим органом управления было вече, городом управляли выборные посадники, важную роль играл архиепископ, фактически контролировавший внешнюю политику этой республики. Власть князя была очень незначительной, он был нужен как военачальник, привозивший свою дружину и командовавший новгородским ополчением на случай войны. С каждым приглашенным князем вече заключало особый договор – «ряд», в случае его нарушения князю «указывали путь», то есть изгоняли. Не избежали этой участи и юные княжичи, которым вскоре пришлось бежать из города со своим дядькой-воспитателем. Новгородцы сочли для себя более выгодным договор с черниговским князем Михаилом. Разгневанный князь Ярослав Всеволодович со своими войсками перерезал торговые пути Новгорода и прекратил подвоз хлеба, после чего новгородцам пришлось смирить свою гордыню и возобновить старый ряд с князем.
Некоторые историки вслед за А.И. Герценом видели в Новгороде первый оплот русского народовластия, но такая оценка слабо связана с исторической реальностью. Власть в городе была не демократической, а олигархической и находилась в руках сотни «золотых поясов» – бояр и богатых купцов, которые мало считались с мнением народа. Социальная напряженность в городе росла, неурожай или очередная война неизбежно несли голод и страдания для беднейших слоев населения. Часто вече заканчивалось кровавыми драками представителей различных партий, мятежами и разграблением тех или иных боярских дворов. 
В 1231 году юный Александр столкнулся с последствиями неурожайного года и небывало холодной зимы, отчего погибло множество людей. Здесь он показал себя как настоящий христианин, раздавая все свои запасы продовольствия и помогая нуждающимся. Добрый и отзывчивый к чужим страданиям, князь постепенно приобретал любовь и симпатии новгородцев.

Картина Сергея Присекина «Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет»

 
В 1233 году Александр испытал и первую в жизни личную трагедию: за несколько дней до свадьбы скоропостижно скончался едва достигший совершеннолетия его старший брат Феодор. Здесь он научился с глубокой верой и терпением принимать волю Божию и всегда смиряться перед ней, уметь за все благодарить Господа. После смерти брата Александр стал полноправным наместником Ярослава Всеволодовича в Новгороде, в 1235 году ходил с ним в поход на немецкий Дерпт, где впервые увидел в деле ливонских рыцарей. 
 
Времена действительно наступали неспокойные, по стране ползли слухи о грядущих великих войнах и новом страшном враге, пришедшем с востока. Таким врагом стали воинственные племена монголов, обитавшие в бескрайних степях к югу от озера Байкал, в далеких и неведомых для русичей землях. Начиная с 1205 года под предводительством Чингисхана они стали создавать могучую кочевую империю, завоевав сначала Северо-Восточный Китай, затем Среднюю Азию, Иран, Закавказье, безжалостно разрушая города и истребляя население.

Амбиции и личная выгода оказались для многих более ценным сокровищем, чем жертвенное служение Отечеству.
 
В 1223 году крупные передовые отряды монголов оказались уже в Донских степях, около наших границ. В основном они состояли из татар, и это название нового противника надолго утвердится на Руси. В союзе с половцами русские князья решили выступить против татар, рассчитывая на легкую победу. Им пришлось столкнуться с коварным, дисциплинированным, хорошо обученным противником, использующим принципиально новую военную тактику, сражение закончилось полным разгромом союзных войск и гибелью ряда князей. Однако 30-тысячное монголо-татарское войско явно не могло приступить к завоеванию Руси и вновь вернулось в свои земли.
Битва при Калке должна была заставить задуматься наших князей о новой угрозе, прекратить беспрерывные усобицы, начать укреплять оборону городов, но ее уроки пропали впустую. Амбиции и личная выгода оказались для многих более ценным сокровищем, чем жертвенное служение Отечеству. Княжеские усобицы стали настоящим бичом Древней Руси. Утвердиться на княжении в том или ином городе, отнять у соседа несколько деревень, установить новые торговые пошлины – ради этого заключались временные союзы и начинались войны, ради этого некоторые князья с легкостью преступали крестоцелование.
 
Историки подсчитали, что Батый вел на Русь 12-14 туменов, которые насчитывали около 150 тысяч человек. Все русские княжества могли выставить примерно 100 тысяч, но это были великолепно вооруженные воины, в личном поединке русский дружинник, как правило, одерживал верх над монголом. При наличии единого командования и правильном планировании операций противник нес бы большие потери, история Руси могла бы пойти по-другому, но зависть и ненависть князей мешали им собраться вместе. Каждый думал: «Сегодня пусть погибнет мой враг-сосед, а завтра… Может быть, и пронесет или сами отобьемся». 
В декабре 1237 года истекала кровью не получившая помощи от других князей Рязань, в феврале 1238-го монголо-татары за три дня взяли штурмом Владимир и подвергли княжество неописуемому разгрому, в 1239- м пал Чернигов, через год наступил печальный конец Киева.
 
Последствия нашествия для Руси были воистину страшными. Перечислим лишь некоторые из них.
Разрушение городов. По подсчетам В.В. Каргалова, из 74 известных нам городов Древней Руси Батый разорил 49, из них в 14 жизнь так и не возобновилась, а 15 превратились в села. 
Сожжение многих сел и деревень и, как следствие, запустение пашен и сокращение посевных площадей.
Нарушение традиционных торговых путей и, как следствие, внешнеэкономическая изоляция Руси.
Сокращение населения примерно на 30%.
Исчезновение целых ремесленных специальностей. Каменное строительство на Руси замерло почти на 90 лет, а стеклоделание было возрождено лишь в XVII веке. 
 
Запомним эти цифры, они заставляют дать прямой ответ на вопрос, а могла ли Русь продолжать вооруженное сопротивление монголам. И вместе с тем такого ожесточенного сопротивления, как на Руси, наследники Чингисхана более не встречали нигде. 
А.С. Пушкин так писал об этом: «России определено было высокое предназначение. Ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы, варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились в степи своего Востока. Образующееся Просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией. Но Европа в отношении России всегда была столь же невежественна, как и неблагодарна».
 
Вместо помощи европейцы предпочли развязать войну на северо-западных границах Руси, пытаясь захватить уцелевшие от Батыева погрома Новгород и Псков. Продолжая свою традиционную политику Drang nach Osten, немецкие рыцари начали агрессию против прибалтийских племен, в 1201 году в устье Западной Двины основав крепость Ригу, а через год – Орден Меченосцев для завоевания окрестных земель. В 1219 году датские крестоносцы захватили Северную Эстонию и основали город Ревель, в 1224-м меченосцы взяли штурмом русский город Юрьев, перебив его население и переименовав в Дерпт. Местное население обращалось в крепостных, насильственно навязывалась католическая вера. 
В 1232 году папа Римский Григорий IX объявил Северный крестовый поход против финских и балтийских язычников и русских схизматиков, обещая в награду полное отпущение грехов для всех участников и признание прав на все захваченные территории. Потенциальных крестоносцев сдерживала сильная дружина Великого княжества Владимирского, готовая прийти на помощь Новгороду. После монгольского нашествия все изменилось.
 
Первыми летом 1240 года выступили шведы под командованием ярла Биргера Магнуссона, зятя короля Эрика Шепелявого /1222–1250/. Они высадились в устье Невы, разбили лагерь и стали копать рвы и строить частокол. Ярл отправил послание в Новгород, обращенное к князю Александру: «Если хочешь противиться мне, то я уже пришел. Прииди и поклонись, проси милости, и дам ее, сколько захочу. А если воспротивишься, попленю и разорю всю и порабощу землю твою, и будешь ты мне рабом и сыновья твои». Выдвигая свой ультиматум новгородцам, шведы были уверены в своей полной победе, ведь сломленная татарами Русь не могла оказать им серьезного сопротивления.
Благодаря своим дозорным святой Александр уже знал о продвижении неприятеля и о его планах. Он решил не дожидаться подхода вражеского войска, а ударить по шведам немедленно, не дав им закрепиться. Перед походом молодой князь отстоял службу в Софийском соборе и получил благословение архиепископа. На папский крестовый поход Русь ответила молитвенным обращением к Богу и готовностью стоять за святое православие до часа смертного. Обращаясь к войску, святой Александр сказал слова, надолго определившие ментальность русского народа: «Не в силе Бог, но в правде!» 
 
Невская битва произошла 15 июля 1240 года. Накануне одному из воинов, Пелгусию, явились святые князья Борис и Глеб. Плывшие в ладье, они спешили на помощь сроднику своему Александру. Вдохновленные заступничеством святых, русские воины нанесли сокрушительное поражение врагам. У Биргера, по данным В.Т. Пашуто, было около 5 тысяч воинов, у Александра значительно меньше. Все решили внезапность нападения и талант полководца. Конная дружина князя стремительно ударила в центр расположения шведских войск, одновременно пешая рать наступала вдоль Невы, тесня врага и повреждая его корабли. В личном поединке святой Александр копьем ранил Биргера в лицо, а дружинник Савва подрубил шатер шведского полководца. Рыцари стали стремительно отступать к кораблям, потеряв весь обоз и до трети судов. Новгородцы потеряли убитыми всего 20 человек. За мужество и ратную доблесть в бою народ стал звать своего князя Александр Невский. В результате этой победы устье Невы и берег Финского залива остались за Русью, что сохраняло торговлю со странами Европы.
Однако вскоре над Новгородом нависает новая угроза, на этот раз со стороны немецких крестоносцев. Ливонские рыцари во главе с вице-магистром ордена Андреасом фон Вельвеном внезапным ударом захватили Изборск, разбили псковскую городовую рать, а после короткой осады благодаря предательству посадника Твердилы и ряда бояр овладели и Псковом. И в это время, напуганные необычайным авторитетом Александра Невского среди горожан и его требованиями увеличить расходы на оборону, новгородские «золотые пояса» выгоняют князя из города, и он смиренно возвращается в свой родовой удел Переславль-Залесский. Но противостоять крестоносцам некому, и по требованию вече святого Александра вновь приглашают на княжение в город. И здесь проявляется еще одна важная черта его характера – у него нет личных амбиций, и ради блага Родины, ее свободы и процветания он готов забыть и о личных обидах. Мало кто из государственных деятелей придерживался такого подлинно христианского миросозерцания.
 
Александр Невский, прибыв в Новгород, понял, что нужно стараться избежать прямого лобового столкновения с рыцарской армией ввиду ее огромного превосходства в тяжелой коннице. Он избирает тактику стремительных рейдов по тылам противника, громит их гарнизоны, освобождает Изборск и внезапной атакой с запада, где его меньше всего ждали ливонцы, – и Псков. После разведывательного похода на Дерпт, окончившегося неудачей, русская рать отступила к Чудскому озеру и заняла позиции у его лесистого и возвышенного берега. Новгородскую и Владимирскую дружины Александр разместил на флангах, в центре поставил пехоту, вооруженную топорами, мечами и крючьями. 
 
Ледовое побоище началось ранним утром 5 апреля 1242 года с атаки ливонской конницы на русские позиции. Вскоре центр был прорван, пехотинцы были оттеснены в разные стороны, но немецкий клин уткнулся в лесистый берег и заграждение из телег, утратил напор и мобильность. Рыцари стали мешать друг другу, и в это время Александр нанес мощные удары по слабозащищенным флангам. Сначала дрогнули и побежали вспомогательные войска – чудь, а затем и немецкая пехота. Рыцарей оттеснили на слабый весенний лед Чудского озера, при попытках перестроиться они стали проваливаться под воду, что еще более усилило панику. Разгром армии Ливонского ордена был полным, на поле боя пало около 500 рыцарей, по данным русских летописей, 50 попали в плен. Вскоре немцы запросили мира и вернули все захваченные территории. Эта историческая победа сломала острие немецкого копья, нацеленного на северо-запад Руси, сохранила возможность независимого развития для Новгорода и Пскова. Пограничные конфликты будут продолжаться еще не одно десятилетие, но более таких грандиозных планов рыцари Ливонского ордена иметь не будут. В 1245 году Александр Невский нанес поражение и литовцам, нападавшим на южные районы Новгородской республики.
 
После возвращения из похода на Венгрию хан Батый в составе Великой Монгольской империи создал новое государственное образование «Улу Улус», которое в русских летописях переводилось как «Орда», впоследствии – «Золотая Орда». В его состав вошли Половецкая степь, Среднее и Нижнее Поволжье, Урал, Западная Сибирь и большая часть современного Казахстана. Русские княжества были вынуждены признать вассальную зависимость от Орды. Она выражалась в получении ханских ярлыков – особых грамот на право великого или удельного княжения и выплаты «черного бора», особой дани для хана. 
 
Первый ярлык на Великое княжение Владимирское получил отец Александра Невского князь Ярослав Всеволодович, у которого сложились хорошие отношения с Батыем. Ярослав стал восстанавливать разрушенные города, давал льготы земледельцам, помогал сыну советами по управлению неспокойным Новгородом. В это самое время началась борьба за власть в Монгольской империи, где против Батыя выступила властолюбивая хатун Туракина, главная жена великого хана Гуюка. По ее требованию в 1246 году Ярослав Всеволодович был вызван в Каракорум, где был отравлен медленно действующим китайским ядом. После этого в Орду были приглашены сыновья покойного Александр Невский и Андрей. 
 
Посещение ханской ставки предусматривало участие в ряде языческих обрядов, за отказ от которых незадолго до этого были преданы мученической смерти черниговский князь Михаил Всеволодович и боярин его Феодор. Святой князь Александр идолам не поклонился, но, зайдя в шатер к Батыю, поклонился ему со словами: «Тебе, хан, я кланяюсь, потому что почтил тебя царством Господь, твари же не поклонюсь, ибо она создана Богом человека ради». Хану понравились мужество и рассудительность Александра, но за ярлыком он вынужден был направить их с братом в Каракорум. Путь туда от Сарая составлял 4500 км, по дороге князья смогли оценить огромные размеры и военную мощь Монгольской империи. К их приезду произошла очередная смена власти, и ханша Огул-Гаймыш, вдова Гуюка, после долгих раздумий дала Александру титул великого князя всея Руси со столицей в Киеве, а Андрею – ярлык на Великое княжение Владимиро-Суздальское. Единого центра власти на Руси она явно опасалась, и, хотя статус Александра формально был выше, ему в управление достались более разоренные земли.
После возвращения из Каракорума святой Александр заехал во Владимир, где встретился с митрополитом Кириллом и обсудил с ним текущее положение дел. Церковь полностью одобрила внешнеполитический курс князя: нужно найти пути мирного сосуществования с Ордой, раз нет сил сбросить ее иго. Такой возможности действительно не было: если в 1237 году, объединившись, русские князья могли выставить 100-тысячное войско, то сейчас – едва ли его третью часть. 
 
По-другому оценивал ситуацию князь Андрей, испытывавший ненависть к татарам за перенесенные в ставке хана унижения. Своим союзником Андрей избрал князя Галицко-Волынского Даниила Романовича, который после посещения Батыя произнес знаменитые слова: «О зле зла ты честь татарская!» Союз был закреплен браком между Андреем Ярославичем и дочерью Даниила Романовича, начались переговоры с рядом западных стран. Участники антиордынской коалиции рассчитывали, что Батый, опасавшийся удара из Каракорума и вынужденный держать значительную часть своих сил в Средней Азии, не сможет быстро направить войска на Русь. Оба князя прекратили выплату дани, в 1245 году в ряде городов Владимиро-Суздальского княжества вспыхнули антитатарские восстания, похожая ситуация складывалась и на Волыни. 
Однако время для выступления было выбрано крайне неудачно, новым великим ханом стал Мункэ – друг и союзник Батыя. Две мощные татарские рати были двинуты на Русь: Неврюй против Андрея и Куремса против Даниила. Куремса с его туменами разграбил равнинные города Галицкого княжества, но потерпел поражение в горах, где с семьей укрылся Даниил Романович, эта война ярко показана в современном украинском фильме «Захар Беркут». Но в Северо-Восточной Руси не было Карпатских гор, где могло бы укрыться население, и Неврюев погром приобрел черты катастрофического бедствия. Вновь пылали города и села, а за политические амбиции князей расплачивались простые люди. После подавления восстания Андрей бежал в Швецию, а Александр наконец получил ярлык на великое княжение Владимирское.
 
Святой князь Александр часто бывал в Золотой Орде, пытаясь выстроить нормальные отношения с ханом Батыем, стал побратимом его сына Сартака, который вскоре принял святое крещение. В 1255 году Батый умер, новым ханом стал Сартак, возникла надежда на изменение модели отношений между Русью и Золотой Ордой. Однако вскоре по возвращении из Каракорума Сартак скоропостижно скончался, по всей видимости, отравленный своим дядей Берке, ставшим новым ханом. Принявший ислам Берке с неприязнью относился к Руси и пытался всячески усилить ее зависимость от Орды. В 1257–1259 годах он приказывает провести перепись для упорядочения сбора дани, что вызвало недовольство в ряде городов, а Новгород поставило на грань бунта. 
 
Политика Александра Невского была направлена к достижению одной цели – сбережению русского народа.

 
Александру Невскому пришлось убеждать принять переписчиков, а в 1262 году подавлять восстания в Ростове и Суздале, вызванные злоупотреблениями баскаков – сборщиков дани, и казнить их организаторов. Такая политика для многих его современников казалась малодушной, от героя Ледового побоища ждали великих свершений и битв, а вместо этого слышали призывы к покорности татарам. Отсюда и начинает рождаться миф о предательстве князя.
Политика Александра Невского была направлена к достижению одной цели – сбережению русского народа, без чего невозможно было восстановление его государственности. По мнению философа И.А. Ильина, народ продолжает свое бытие как особый культурно-исторический тип при сохранении им трех базовых параметров: языка, религии и культуры. Будучи язычниками, монголы отличались широкой веротерпимостью и предпочитали не портить отношения с богами покоренных народов, дабы не вызвать их гнева. Церковь на Руси была освобождена от уплаты всех налогов, своей молитвой, проповедью и подвигом святых она сберегала душу народа. В монастырях продолжалось летописание и переписывание книг, что способствовало сохранению национального самосознания. Находясь на более низком культурном уровне, монголы не пытались навязать нам и своих традиций. Русью управляли ее князья из рода Рюриковичей, которые судили по «Русской Правде», образ жизни народа мало отличался от домонгольской эпохи. В городах Золотой Орды говорили на разных языках, существовали большие колонии итальянских, русских, хорезмийских и китайских купцов. Для сравнения: за употребление в городах Прибалтики местных наречий, а не немецкого, полагался крупный денежный штраф.
 
Характеризуя политический курс Александра Невского, Г.В. Вернадский говорит: «Глубоким и гениальным наследственным историческим чутьем Александр понял, что в его историческую эпоху основная опасность для Православия и своеобразия русской культуры грозит с Запада, а не с Востока, от латинства, а не от монгольства. Монгольство несло рабство телу, а не душе. Латинство грозило исказить саму душу». Эту опасность не смог увидеть князь Даниил Романович, предлагавший иную историческую альтернативу Руси. Он вел переговоры с польским и венгерским королями, пытаясь организовать союз с Западом против монголов, посылал послов в Рим и даже получил от папы Иннокентия IV корону короля Южной Руси. Польские папы охотно посещали Галицкое княжество, покупали земли, женились на дочерях местных бояр. Начинается строительство католических храмов, критика русской отсталости и пропаганда передового западного образа жизни. Реальную военную помощь Даниил Романович так и не получил, к концу жизни был разочарован в своем выборе. Через 70 лет после его смерти Галицкое княжество вошло в состав Польского королевства, во Львове была создана архиепископская кафедра, введена инквизиция. Волынь была захвачена Литвой, Закарпатье – Венгрией. Православные русины вскоре почувствовали себя чужими на своей земле. Им запрещали строить новые и ремонтировать старые церкви, все более ограничивали в политических и гражданских правах, открыто пытались ополячить и окатоличить. Все это вызывало многочисленные казачьи восстания, которые заметно ослабили Польское королевство и привели его к распаду в конце XVIII века.



Успение Святого Александра Невского. Художник М. Нестеров 
 
История подтвердила правильность геополитического выбора Александра Невского. Его младшему сыну святому благоверному князю Даниилу Александровичу суждено было начать объединение русских земель вокруг Москвы, этот курс продолжил его внук Иван Калита. Впереди была славная Куликовская битва и стояние на реке Угре, свергнувшее ненавистное татарское иго. К концу XVI века основная часть земель Золотой Орды была включена в состав русского государства. Сама жизнь святого Александра Невского была непрестанным подвигом служения Богу и своему народу. В 1263 году он в последний раз едет в Орду, уговаривая хана Берке отозвать баскаков и передать сбор дани в руки русских людей. Возвращался он тяжело больным, в Городце, почувствовав приближение смерти, принял монашеский постриг. Гроб с телом великого князя был доставлен во Владимир и 23 ноября 1263 года погребен в Рождественском монастыре. 
 
Правление святого князя Александра Невского стало неотъемлемой частью исторической памяти русского народа. Почти четверть века, в самый трудный период русской истории, мечом и искусной дипломатией он защищал святую Русь от угроз с Запада и Востока. Не случайно митрополит Киевский Кирилл, узнав о его кончине, обратился к народу с горькими словами: «Братья, зашло солнце земли Русской», – а народ горестно ответил ему: «Уже погибаем!» Сейчас, когда Россия вновь делает свой исторический выбор, нам как никогда следует вспомнить переданный нам завет святого князя Александра Невского: прежде всего хранить святое Православие и единство русского народа.
 







03 декабря 2021
Читайте также:

Наверх